Герои

СТЕПАН ЛЕДКОВ

Лидер группы «Марсель» успевает воспитывать детей с супругой Екатериной Кляйн, управлять ресторанным бизнесом и активно гастролировать с концертами по всей России. О том, как Владивосток превратился в наш Гонконг и почему самые душевные песни пишутся в Петербурге, музыкант рассказал в нашем интервью.

Глядя на активность в социальных сетях вас и вашей супруги, наверное, бессмысленно спрашивать, в какой степени в вашей жизни присутствует интернет…

Я — интернет-наркоман! Абсолютно зависим (смеется). Я говорю с вами по гаджету, в другой руке — второй гаджет. Да я всегда онлайн. Если я вдруг не онлайн — считай, я умер. (смеется)

Не надоедает?

Честно говоря, нет. У меня вся работа завязана на интернете. Не только музыка, но и наши с Катей заведения. Помню, когда мы открывали «Руки Вверх Бар», Катя придумала мобильные чаты со всеми работниками. Постепенно мы перешли на такие мини-диалоги: один — с персоналом, другой — с соучредителями, третий — со спонсорами. И это оказалось гораздо удобнее всех этих длинных почтовых переписок, с кучей копий, реплаев и прочего. Ты просто держишь в руке айфон, и у тебя все нужные чаты, задаешь вопрос — моментально получаешь ответ. Весь мир движется вокруг нас с такой нереальной скоростью, что это упрощает процесс работы.

А кто кого привел в интернет — вы супругу или она вас?

Даже трудно вспомнить. Катя первой была во «ВКонтакте», а я первым был в твиттере. У меня тогда даже гаджета не было, и я постил в твиттер со стационарного компьютера!

Вы много и активно гастролируете внутри страны. Расскажите о самых впечатляющих местах нашей Родины.

Только недавно обсуждали с друзьями, что в России столько красивых мест, которые могут дать фору загранице. Будете смеяться, но вот недавние наши гастроли во Владивостоке произвели впечатление. Другой мир, абсолютно. Город, кажется, на пару лет впереди Санкт-Петербурга и даже Москвы. Такое абсолютное будущее. Думаю, причина тому — близость с Китаем, оттого там такое большое количество техники, электроники, город весь искрится в светодиодах, которых я не видел ни в Москве, ни в Петербурге. Ночью Владивосток — это Гонконг! Русских машин там практически нет, представляете. А в чем дело? Представьте, сколько стоит привезти во Владивосток отечественный автомобиль.

 
 
 

Они все с правым рулем?

Там даже есть такая народная примета: о благосостоянии человека судят не по марке его машины, а по расположению руля. Если у тебя левый руль — ты, скорее всего, зажиточный, пригнал машину.

Или вот Русский Север, откуда я родом, тоже производит впечатление. Лет пять-шесть назад мы с группой побывали в моем родном городе Нарьян-Маре. Представьте, когда ты летишь над тундрой, с самолета это выглядит как абсолютный Марс: болота и пустыни, вся земля разрезана озерами и реками. Кажется, словно ты совершает посадку на шаттле. Помню, позже я устроил друзьям поездку в тундру, когда понимаешь, что на много километров от тебя нет ничего, кроме бескрайних просторов. Вот от такого по-настоящему сносит голову.

Юг нашей страны — вообще отдельная история. Там, наверное, мало кто не был, однако юг России — это не только Сочи, Анапа, Геленджик с пляжными торгашами, которые предлагают купить вареную кукурузу. Если есть возможность, нужно исследовать горы, смотреть на ландшафт.

А что касается Москвы и Петербурга?

Я ярый поклонник Санкт-Петербурга. Всегда говорил и говорю: как бы моя супруга ни уговаривала, родившись в Ленинграде, чтобы мы переехали в Москву из-за возможностей, я люблю Петербург. К Москве отношусь спокойно, люблю ее, но туда езжу работать. Жить в ней я не готов, основная причина — атмосфера. Вот ее там нет, нужной для творчества атмосферы, в моей душе там не рождаются песни. Да вы сами посмотрите, какое холодное творчество у большинства московских артистов. Все душевные песни, которые запоминаются на века, они все написаны в Петербурге.

Что касается поклонников, то в Москве они очень живые и открытые. Мы, кстати, давно заметили — когда еще выступали с «Ассаи» в Москве. Мы тогда впервые приехали в известный, но ныне не существующий клуб «Икра», и я был буквально поражен этой разницей поклонников в Москве. Видимо, город больше и меньше шансов потом этого человека встретить на улице: люди открываются, ведут себя отвязано, им пофиг на всех и они отрываются со всей душой.

Как вам с таким активным гастрольным графиком, который вы описали, удается быть на связи с семьей и близкими?

Мы абсолютно нормально переносим такие расставания — телефон помогает. Уже привыкли созваниваться или списываться с близкими и родными.Группе «Марсель» в этом году вовсе исполняется 10 лет! Кстати, 2 октября на сцене А2 мы отыграем юбилейный концерт — это будет live во всех смыслах: как в музыкальном, так и в эмоциональном.

В этот момент Степан прерывает беседу и просит немного подождать. На заднем фоне слышен детский голос и отчетливый ответ Степы: «Держи телефон и позвони маме! Ты уже знаешь, как это делать».

Степа, не могу теперь не спросить, интернетизированы ли ваши дети?

Честно? Да. Даня вообще большой, я бы его без телефона в школу не отпустил, хотя до сих пор пытаюсь пойти его проводить, несмотря на благонадежный район. Мы с Катей вообще демократичные родители, да и понимаем, что гаджеты — это уже необходимость.